You are viewing olga_aprelskaya

Вход в лабиринт
• Цель жизни - это жизнь с целью •
 
13th-Dec-2016 01:13 pm - Знакомство
Безымянные журналы, на мой взгляд, тяжелы для восприятия. Куда проще прочитать заглавный пост и сразу понять что за человек скрывается за этими буквами и картинками и стоит он твоего внимания или нет. Но очень трудно выразить себя в двух абзацах. Если коротко и по протоколу, то я девочка, зовут Ольгой, живу в Москве, на момент написания поста (авг.,2012) мне 28 лет.

С 2009 года увлечена фотографий, увлечена так, что теперь мы повенчаны. Наши отношения узаконены, о чём свидетельствует диплом фотохудожника. Фотографирую я для души и за деньги, но фотографируя за деньги, всегда делаю это с душой. Я стараюсь фотографировать так, как мне бы хотелось видеть и в этом блоге в открытом доступе для всех, я публикую свои фотографии и чуть-чуть под замочны постов для друзей.

В связке быть или казаться, я стараюсь выбирать быть, пытаюсь меньше беспокоиться и больше жить. На полном серьёзе верю в светлое будущее.

Я много наблюдаю, но всегда прохожу мимо того, что мне неинтересно, отучаю себя от желания всех осудить, по этой причине не терплю осуждения и себя. Я не нуждаюсь в критике, абсолютно, никак. Мне не нужны наставления/советы и прочее, пожалуйста, оградите меня от такой формы общения. Я не люблю вступать в полемику, поэтому сразу без предупреждения баню всех, кто ослушается.

У меня есть своя небольшая фотостудия, я открыта для новых интересных знакомств, творческих союзов и профессионалов мира моды и красоты. Со всеми предложениями и вопросами вы можете смело писать мне прямо на почту olgaaprelskaya@gmail.com

Особо активна в социальной сети в вконтакте .

Если хотите написать мне личное сообщение, то пожалуйста воспользуйтесь почтой olgaaprelskaya@gmail.com, входящие сообщения в жж я не читаю.

Квадратные картинки сверху и справа кликабельны. Под катом фото как я выгляжу, а ещё ко мне лучше обращаться на "ты" и если вы добавляете меня в друзья,то напишите в комментариях к этому посту пару слов. Вам всё равно, а мне приятно, и хочется знать кто меня читает :) И тогда возможно мы будем дружить взаимно. Вот так =)
 
познакомитьсяCollapse )
6th-Oct-2014 07:23 pm - Письмо 2. О дружбе.
Сенека приветствует Луцилия!

Ты пишешь, что письма для передачи мне отдал другу, а потом предупреждаешь, чтобы не всем, тебя касающимся, я с ним делился, потому что и сам ты не имеешь обыкновения делать так. Выходит, в одном письме ты и признаешь, и не признаешь его своим другом. Ладно еще, если ты употребил это слово как расхожее и назвал его "другом" так же, как всех соискателей на выборах мы называем "доблестными мужами", или как встречного если не можем припомнить его имени, приветствуем обращением "господин".

Но если ты кого-нибудь считаешь другом и при этом не веришь ему, как самому себе, значит, ты заблуждаешься и не ведаешь, что есть истинная дружба. Во всем старайся разобраться вместе с другом, но прежде разберись в нем самом. Подружившись, доверяй, суди же до того, как подружился. Кто вопреки наставлению Феофраста "судит, полюбив, вместо того, чтобы любить, составив суждение", те путают, что должно делать раньше, что позже. Долго думай, стоит ли становиться другом тому или этому, но решившись, принимай друга всей душой и говори с ним так же смело, как с собою самим.

Живи так, чтобы и себе самому не приходилось признаваться в чем-нибудь, чего нельзя доверить даже врагу. но раз есть вещи, которые принято держать в тайне, делись лишь с другом всеми заботами, всеми мыслями. Будешь считать его верным – верным и сделаешь. Нередко учат обману тем, что обмана боятся, и подозрениями дают право быть вероломным. Почему не могу я произнести те или иные слова в присутствии друга? Почему мне не думать, что в его присутствии я все равно что наедине с собой?

Одни первому встречному рассказывают о том, что можно поведать только другу, и всякому, лишь бы он слушал, выкладывают все, что у них накипело. Другом боязно, чтобы и самые близкие что-нибудь о них знали; эти, если бы могли, сами себе не доверяли бы, потому они и держат все про себя. Делать не следует ни так, ни этак: ведь порок – и верить всем, и никому не верить, только, я сказал бы, первый порок благороднее, второй – безопаснее.

Точно так же порицанья заслуживают и те, что всегда обеспокоены, и те, что всегда спокойны. Ведь и страсть к суете признак не деятельного, но мятущегося в постоянном возбуждении духа, и привычка считать каждое движение тягостным – признак не безмятежности, но изнеженности и распущенности.

Поэтому удержи в душе слова, которые вычитал я у Помпония: "Некоторые до того забились во тьму, что неясно видят все освещенное". Все должно сочетаться: и любителю покоя нужно действовать, и деятельному – побыть в покое. Спроси совета у природы: она скажет тебе, что создала и день и ночь.

Будь здоров!

4393490736_5115da5196
Сенека приветствует Луцилия!

И то, что ты мне писал, и то, что я слышал, внушает мне на твой счет немалую надежду. Ты не странствуешь, не тревожишь себя переменою мест. Ведь такие метания — признак больной души. Я думаю, первое доказательство спокойствия духа — способность жить оседло и оставаться с самим собою. Но взгляни: разве чтенье множества писателей и разнообразнейших книг не сродни бродяжничеству и непоседливости? Нужно долго оставаться с тем или другим из великих умов, питая ими душу, если хочешь извлечь нечто такое, что в ней бы осталось.

Кто везде — тот нигде.

Кто проводит жизнь в странствиях, у тех в итоге гостеприимцев множество, а друзей нет. То же самое непременно будет и с тем, кто ни с одним из великих умов не освоится, а пробегает все второпях и наспех. Не приносит пользы и ничего не дает телу пища, если ее извергают, едва проглотивши. Ничто так не вредит здоровью, как частая смена лекарств. Не зарубцуется рана, если пробовать на ней разные снадобья. Не окрепнет растение, если часто его пересаживать. Даже самое полезное не приносит пользы на лету. Во множестве книги лишь рассеивают нас. Поэтому, если не можешь прочесть все, что имеешь, имей столько, сколько прочтешь — и довольно. «Но, — скажешь ты, — иногда мне хочется развернуть эту книгу, иногда другую». — Отведывать от множества блюд — признак пресыщенности, чрезмерное же разнообразие яств не питает, но портит желудок. Потому читай всегда признанных писателей, а если вздумается порой отвлечься на другое, возвращайся к оставленному. Каждый день запасай что-нибудь против бедности, против смерти, против всякой другой напасти и, пробежав многое, выбери одно, что можешь переварить сегодня. Я и сам так делаю: из многого прочитанного что-нибудь одно запоминаю.

Сегодня вот на что натолкнулся я у Эпикура (ведь я частенько перехожу в чужой стан, не как перебежчик, а как лазутчик): «Веселая бедность, — говорит он, — вещь честная». Но какая же это бедность, если она веселая? Беден не тот, у кого мало что есть, а тот, кто хочет иметь больше. Разве ему важно, сколько у него в ларях и в закромах, сколько он пасет и сколько получает на сотню, если он зарится на чужое и считает не приобретенное, а то, что надобно еще приобрести? Ты спросишь, каков предел богатства? Низший — иметь необходимое, высший — иметь столько, сколько с тебя довольно.

Будь здоров!
2014-09-21-13-51-52
15th-Sep-2014 06:54 pm - Кокосовый рай
Простой рецепт очень вкусного и ароматного печенья.  Непременно буду готовить ещё, устоять перед ним невозможно. Прекрасен для встречи неожиданных гостей, готовится буквально за полчаса.

Состав:
1. Яичный белок от 2-х яиц (76.0 грамм)
2. Кокосовая стружка (около 1 стакана)
3. Фруктоза (30.0 грамм)
4. Масло подсолнечное для смазки (7.0 грамм)

Сенека приветствует Луцилия!

Я жалуюсь, ссорюсь, сержусь. И теперь ты желаешь того же, чего желала тебе кормилица, или дядька, или мать? До сих пор ты не понял, сколько зла они тебе желали? Да, мольбы близких для нас - все равно что мольбы врагов! И тем они опасней, чем счастливей сбываются. Я не удивляюсь тому, что все дурное преследует нас с самых малых лет: ведь мы выросли среди родительских проклятий. Пусть боги услышат и нашу бескорыстную мольбу за себя.

До каких пор  мы будем чего-нибудь требовать от богов, словно не можем ещё  сами себя прокормить? До каких пор будем засевать для себя столько полей, сколько в пору большим городам? До каких пор целый народ будет снимать для нас урожай? До каких пор ради одного накрытого стола будут приплывать бесчётные корабли из разных морей? Несколько югеров пастбища досыта кормят быка, один лес питает стадо слонов,  -человек собирает пищу и с суши, и с моря.

Что же? Неужели природа, дав нам такое небольшое тело, наделила нас ненасытной утробой, так что мы побеждаем алчностью самых огромных и прожорливых зверей? Ничуть нет! Много ли воздается природе? Она довольствуется малым! Нам дорого обходится не голод, а тщеславие.

Тех, кто  подчиняется желудку, мы должны причислить не к людям, а к животным, а некоторых даже не к животным, но к мертвецам. Жив тот, кто многим приносит пользу: жив тот, кто сам себе полезен. А кто прячется и коснеет в неподвижности, для того дом - словно гроб. Можешь хоть начертать у порога его имя на мраморе: ведь они умерли раньше смерти.

Будь здоров!
290
Сенека приветствует Луцилия!

Отвоюй себя для себя самого. Береги и копи время, которое прежде у тебя отнимали или крали. Которое зря проходило. Часть времени у нас отбирают силы, часть похищают, часть утекает впустую. Но позорнее всех потеря по нашей собственной небрежности. Вглядись ка пристальней: ведь наибольшую часть жизни тратим мы на дурные дела, немалую - на безделье и всю жизнь не на те дела, что нужно. Укажешь ли ты мне такого, кто ценил бы время, кто знал бы чего стоит день, кто понимал бы, что умирает с каждым часом? В том-то и беда наша, что смерть мы видим впереди, а большая часть её у нас за плечами. Ведь сколько лет жизни минуло, всё принадлежит смерти.

Не упускай ни часу! Удержишь в руках сегодняшний день, меньше будешь зависеть от завтрашнего. Не то пока будешь откладывать, вся жизнь и промчится. Всё у нас, Луцилий, чужое, одно лишь время наше. Только время ускользающее и текучее дала нам во владение природа, но и его кто хочет тот и отнимает. Смертные же глупы: получив что-нибудь ничтожное, дешёвое и наверняка легко возместимое, они позволяют предъявлять себе счет; а вот те, кому уделили время, не считают себя должниками, хотя единственно времени и не возвратит даже знающий благодарность.

Не беден тот, кому довольно самого малого остатка. Но ты уж лучше береги своё состояние сейчас: ведь начать самое время. Как считали наши предки, поздно быть бережливым, когда осталось на донышке. У дна смешна бережливость. Да кто му же остается там не только мало, но и самое скверное.

Будь здоров!
1
Сенека приветствует Луцилия.

Ты думаешь я буду писать тебе о том, как мягко обошлась с нами эта зима,  не слишком холодная и недолгая, какой коварной оказалась весна с её поздними холодами и о прочих глупостях по примеру ищущих о чём бы сказать. Нет, я буду писать так, чтобы принести пользу и тебе и себе. Но тогда о чём же мне писать, как не о том, чтобы ты научился правильно мыслить.Я сказал "основание"? Нет, вершина. Достиг вершины тот, кто знает чему радоваться, кто не отдаёт своего счастья на произвол других. Не знает покоя, не уверен в себе тот, кого манит надежда, если даже предмет её рядом и добыть его легче лёгкого. Вот что, Луцилий, сделай прежде всего: научись радоваться.


Ты думаешь, я тебя лишаю множества наслаждений, если отвергаю всё случайное и полагаю, что нужно избегать надежд - самых сладких наших утех? Совсем наоборот: я хочу, чтобы радость не разлучалась с тобой, хочу, чтобы она рождалась у тебя дома. И это исполнится, если только она будет в тебе самом. Всякое иное веселье не наполняет сердце, а лишь разглаживает морщины на лбу: оно мимолетно. Или, по-твоему, радуется тот, кто смеется? Нет, это душа должна окрылиться и уверенно вознестись надо всем. Поверь мне, настоящая радость сурова. Уж не думаешь ли ты, что вон тот, с гладким лбом и, как выражаются наши утонченные говоруны, со смехом в очах, презирает смерть, впустит бедность к себе в дом, держит наслаждения в узде, размышляет о терпеливости в несчастье? Радуется тот, кто не расстается с такими мыслями, и радость его велика, но строга. Я хочу, чтобы ты владел такою радостью: стоит тебе раз найти ее источник - и она уже не убудет. Крупицы металла добываются у поверхности, но самые богатые жилы - те, что залегают в глубине, и они щедро награждают усердного старателя. Все, чем тешится чернь, дает наслаждение слабое и поверхностное, всякая радость, если она приходит извне, лишена прочной основы. Зато та, о которой я говорю и к которой пытаюсь привести тебя, нерушима и необъятна изнутри.


Прошу тебя, милый Луцилий, сделай то, что только и может дать тебе счастье: отбрось и растопчи все, что блестит снаружи, что можно получить из чужих рук, стремись к истинному благу и радуйся лишь тому, что твое. Но что есть это "твое"? Ты сам, твоя лучшая часть! Запомни, что тело, хоть без него и не обойтись, для нас более необходимо, чем важно; наслаждения, доставляемые им, пусты и мимолетны, за ними следует раскаяние, а если их не обуздывать строгим воздержанием, они обратятся в свою противоположность. Я говорю так: наслаждение стоит на краю откоса и скатится к страданию, если не соблюсти меры, а соблюсти ее в том, что кажется благом, очень трудно. Только жадность к истинному благу безопасна.  "Но что это такое, - спросишь ты, - и откуда берется?" - Я отвечу: его дают чистая совесть, честные намерения, правильные поступки, презрение к случайному, ровный ход спокойной жизни, катящейся по одной колее. А кто перескакивает от одного намерения к другому и даже не перескакивает, а мечется под действием любой случайности, - как могут они, нерешительные и непоседливые, обрести хоть что-нибудь надежное и долговечное?  Лишь немногие располагают собой и своим добром по собственному усмотрению, прочие же подобны обломкам в реке: не они плывут, а их несет. Одни, гонимые волной послабее, движутся медленней и отстают, других она влечет быстрее, те выброшены на ближний берег стихающим течением, эти унесены в море стремленьем потока. Поэтому следует установить, чего мы хотим, и добиваться желаемого с упорством.


Здесь кстати и заплатить тебе долг. Я могу привести слова твоего Эпикура и так выкупить это письмо: "Тяжко всегда начинать жизнь сначала". Или, если так лучше можно передать смысл: "Плохо живут те, кто всегда начинают жизнь сначала".  Ты спросишь, почему: ибо эти слова нуждаются в разъяснении. - Потому что жизнь у них никогда не завершена. Не может быть готов к смерти тот, кто едва только начал жить. Поступать нужно так, будто мы уже довольно пожили. Но так не может думать тот, кто едва приступает к жизни. Напрасно мы полагаем, будто таких людей мало: почти все таковы. А некоторые тогда и начинают жить, когда пора кончать. А если тебе это кажется удивительным, я могу удивить тебя еще больше: некоторые кончают жить, так и не начав.

Будь здоров.
2014-08-27-14-53-26-web
2nd-Jul-2014 04:21 pm - Ретушь на заказ
Я давно уже хочу опубликовать здесь всякие примеры моей постобработки. Наконец, руки дошли. Это ретушь для сайта одного магазина брендовой одежды. На всех фотографиях - цветкорр, чистка фона, ретушь кожи, на многих - удаление лишних теней, хроматических аберраций, на некоторых - пластика тела, удаление волос, удаление колье.
28th-May-2014 03:58 pm - Illustrations
Результатом моего первого опыта работы с векторной графикой оказались вот эти премилые яичные персонажи. Рисовать в векторе очень увлекательно!

• • • Повседневные письма себе в будущее • • •